Семейная битва «генерала Димы»

Новый громкий семейный скандал, в который, возможно, придется вмешаться даже Президенту России, разгорается в Москве. Во вторник в приемную Владимира Путина было направлено письмо с просьбой защитить интересы 3-летнего Платона Гендина. По решению суда отца ребенка, уважаемого человека, проректора Института экономики стран ЕврАзЭс, кавалера «Славы России», фактически лишили возможности видеться с сыном. Человек, претендующий на право забрать на воспитание чужого ребенка при живом, вполне добропорядочном отце, — совсем непростой. Это — адвокат Дмитрий Якубовский, более известный как «генерал Дима».

Семейная битва «генерала Димы»

Так как же получилось, что человеку публичному, с определенной репутацией и историей жизни, известной в стране каждому, понадобился чужой ребенок? Учитывая, что «генерал Дима» вполне дееспособный мужчина и у него трое своих детей. Ответ простой: ищите женщину, господа, ищите женщину...

Если честно, то первым эту самую женщину нашел Геннадий Гендин, проректор Института экономики стран ЕврАзЭС, кавалер «Славы России», неоднократно награжденный знаками отличия Президентом РФ. Он встретил молодую девушку Ксению Лукашину и увлекся ею как мальчишка, хотя, быть может, любого другого мужчину насторожили бы некоторые обстоятельства. Ведь Ксения приехала из Саранска, в Москве только устраивалась. Разумеется, она охотно приняла поддержку сильного и благополучного человека. «Ксюша на 24 года моложе меня, она была веселая девчонка, яркая», — вспоминает начало их романа Гендин. Как пишут о таких моментах в жизни людей большие писатели, «любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила сразу обоих». Выскочить-то она выскочила, только долго не сопровождала, а весьма быстро покинула. Но еще до разрыва, вскоре после свадьбы, 18 марта 2009 года, у пары родился сын Платон Геннадиевич.

«Мы встречались только месяц, вдруг телефонный звонок: «Я беременна!» — вспоминает Гендин. — Я обрадовался. Поступил, не раздумывая, как порядочный человек. Хочешь свадьбу? Ради бога! В поселке, где мы жили, не было более пышной церемонии. «Мерседес», в котором ехала невеста, от капота до заднего бампера был украшен стразами Сваровски. Ребенок родился прехорошенький, я перевел жену в солидный институт, семейная жизнь начала налаживаться, моя мать относилась к Ксюше как к дочери — и вдруг...»

Геннадий Гендин был счастлив с женой и ребенком. Фото из личного архива.

Так что же послужило поводом для развода? «Причиной распада семьи явилось безответственное поведение в семейных отношениях, в том числе и в отношении ребенка, Гендиной К.В.» — так написано в обращении к президенту. В разговоре с репортером «МК» Гендин высказывается проще и резче: «Жена загуляла!»

Наверное, тысячам молодых, вполне красивых женщин, ищущих своего семейного и материнского счастья, сложно поверить, что новоиспеченная жена, вполне обласканная и обеспеченная, так быстро начала искать себе развлечения на стороне. Но еще сложнее поверить, что Гендин долго терпел, мягко говоря, легкомысленное поведение супруги, списывая, быть может, ситуацию на ее юный возраст. «Но потом я поймал ее уже на конкретном факте супружеской неверности. Даже не стал устраивать скандала, просто предложил окончательно выбрать между семьей и гулянками. Мы решили пожить отдельно. Я в тот момент даже на развод не подавал! Отдал Ксении все, что ей захотелось взять из дома, зато ребенок остался со мной. У меня живут еще трое детей от других моих браков. Отношения с их матерями у нас просто замечательные! Они даже вместе ездят отдыхать, потому что это удобно, когда дети все вместе и женщины могут кооперироваться, чтобы было легче их растить. Я надеялся, что с Ксенией мы также сможем остаться друзьями. Для нее всегда были открыты двери моего дома. Она приходила по выходным, а потом попросила ребенка на неделю. Я разрешил, но жена пропала на месяц...»

К этому времени супруги были уже в разводе. Геннадий узнал, что у женщины сменилось несколько близких друзей и наконец она остановила свой выбор на Дмитрии Якубовском, а вскоре стала его официальной, восьмой по счету женой.

— Я не чинил ей никаких препятствий, — рассказывает Геннадий, — хотя она сама в какой-то момент вернулась и пожаловалась, что Якубовский непредсказуем, что она его опасается. Мы договорились, что Платон вернется в семью. Но она, уехав, снова пропала, уже на полгода. Я объявил сына в федеральный розыск, к ситуации подключилась ФСБ. Я написал заявление, в котором сообщил, что мне угрожают, обещают подкинуть наркотики, однажды ко мне в офис без всякого повода пожаловал отряд полиции с обыском. А все мои жалобы перенаправляются одному и тому же полицейскому чину.

В ходе разбирательства уже с помощью ФСБ оказалось, что бывшая жена с Якубовским без моего ведома возили Платона на месяц в Швейцарию — вопреки законам, требующим на это согласие второго родителя. Я реально испугался потерять сына, к тому же в этом возрасте он может легко забыть, кто его родной отец, если не будет видеть меня регулярно, — вздыхает Геннадий.

И началась долгая судебная тяжба. Органы опеки, как водится в таких случаях, стояли каждый на своем. По месту жительства Гендина его характеризовали с самой положительной стороны, по месту жительства Якубовского настаивали на выборе в пользу матери ребенка. А в ход тем временем пошли уже специальные средства.

Как написано в письме, адресованном гаранту Конституции адвокатом Гендина Татьяной Акимцевой: «С целью оказать давление на бывшего мужа, лишить его законной возможности принимать участие в воспитании и заботе о ребенке Якубовская К.В. инициировала ложный и абсурдный донос о том, что якобы Гендин Г.В. хочет убить ее, общего ребенка и ее близких.

Пользуясь связями в правоохранительных органах Одинцовского района своего нового мужа, по неправдивому и ничем не подтвержденному заявлению Якубовской К.В. несколько раз делалась попытка возбудить уголовные дела по ч. 1 ст. 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы» в отношении Гендина Г.В. в ОД Межмуниципального управления МВД России «Одинцовское».

Первая попытка была предпринята весной 2012 года. Было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Однако, незаконно ссылаясь на все то же заявление Якубовской К.В., 25 сентября 2012 года было возбуждено (все тем же органом дознания) уголовное дело».

Между тем сам Геннадий рассказывает, что, несмотря на решение суда, предписывающее распорядок его общения с сыном, его просто не пускают на порог дома, где живет мальчик.

— Я уже молчу про то, что решение суда было просто абсурдным: в месяц я могу общаться с Платоном всего 10 часов и то лишь по месту жительства Ксении, то есть дома у Якубовского. Но даже это решение не исполняется! Я не видел ребенка уже полгода. Двери для меня закрыты, телефонные трубки они не берут. Более того, Якубовский, зарегистрировав брак с Ксенией, дал ребенку свою фамилию. Даже это мне не удалось оспорить в суде! Несмотря на то что отдел опеки представил в Одинцовский суд заключение, в котором четко сказано, что оснований для смены фамилии не усматривает. Как при живом, дееспособном, порядочном отце ребенку можно поменять фамилию? И, главное, зачем? Ответ напрашивается сам собой — ребенка хотят вывезти за рубеж, оформив ему вид на жительство где-нибудь в той же Швейцарии!

— Быть может, ваша жена опасается, что вы хотите того же самого: спрятать ребенка, вывезти его, если вдруг он окажется уже у вас?

— К сожалению, в России у кого ребенок, тот и прав, — говорит Гендин, — но у меня была возможность не отдавать сына, когда речь в какой-то момент зашла вроде бы о мировом соглашении и мне, демонстрируя якобы добрые намерения, привезли Платона однажды в гости. Я же не сделал этого! Я считаю, мать есть мать, какой бы ни была, сколько бы времени ни уделяла ребенку. Я со своей стороны не собираюсь отнимать ее у сына. Но я не понимаю Якубовского! У самого такой же пацан, такого же возраста! Ну договорись по-хорошему, половину времени у меня, половину у них. У Платона здесь братья, они его просто обожают! Мы же — одна семья! Как можно отнять сына у родного отца без всяких на то оснований?

— А как Якубовский комментирует это свое упорство?

— Он валит на Ксению, она в ответ — на него. А значит, оба просто морочат мне голову.

Апофеозом спора за ребенка стало предложение отказаться от прав на него за миллион долларов, которое было сделано Гендину. Тот отверг предложение не раздумывая.

Не так давно страна наблюдала за аналогичным действом, когда ребенка делили Кристина Орбакайте и ее бывший муж, Руслан Байсаров. Тогда мировое соглашение удалось заключить лишь после вмешательства в ситуацию главы Чеченской Республики Кадырова. Удастся ли на этот раз по-доброму решить внутрисемейный конфликт? Получается, что слово за Путиным...

СПРАВКА "МК"

ГЕНДИН Геннадий Васильевич

Бизнесмен. Родился в 1965 году в Николаеве (Украина). Учился в Рижском политехническом институте, окончил в Москве Международный коммерческий институт. В 1991–1995 гг. работал в Росвнешторге, с 1995 по 2000 год возглавлял Фонд содействия культуре и искусству. В 2003–2005 гг. был руководителем представительства администрации Самарской области при Правительстве РФ.

СПРАВКА "МК"

ЯКУБОВСКИЙ Дмитрий Олегович

Родился 5 сентября 1963 года в подмосковном Болшеве. В 1980 году поступил в Пермское высшее командное училище ракетных войск, в 1981 году был оттуда отчислен и ушел в армию. В первый же год службы был демобилизован.

С 1983 по 1986 год работал в центральной базе ХОЗУ Госснаба СССР, затем перешел в Главмосремонт. В 1987 году стал помощником руководителя Московской коллегии адвокатов. С 1987 по 1990 год — начальник ХОЗУ московской прокуратуры.

В октябре 1990 года — секретарь Союза адвокатов СССР.

В марте 1992-го стал работать в комитете по военной реформе. В июле 1992 года стал юридическим советником правительства, курировал правоохранительные органы. Ему присвоили звание полковника, хотя до этого он был всего лишь лейтенантом.

В сентябре 1992 года был назначен полпредом правоохранительных органов в Правительстве РФ, были подготовлены документы о присвоении ему звания генерал-лейтенанта, но вскоре он был уволен, и документы подписаны не были.

С 1993 по 1994 год жил в Канаде, потом вернулся в Москву и открыл адвокатскую контору.

В декабре 1994 года был арестован по обвинению в краже редких книг из Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург). 14 ноября 1996 года осужден на 5 лет с конфискацией имущества, в 1997 году по дополнительному обвинению в издевательстве над сокамерником осужден на 2 года.

В тюрьме исповедовал иудаизм, написал третью по счету диссертацию на тему «Конституционные основы прав заключенных в уголовном процессе». 12 декабря 1998 года был выпущен на свободу из ИТК-13 Нижнего Тагила.

В 1999–2000 гг. был ведущим REN-TV (программа «Арест и воля»). С 2003 года постоянный житель поселка Горки-8. Женат восьмым браком.

Не надо говорить правду в глаза. Они ничего не слышат.